Спорные вопросы и нюансы увольнения за разглашение коммерческой тайны: практика

481810_Federalnyj_zakon_O_kommercheskoj_tajne_prinyat_9_iyulya_2004_g_odobren_15_iyulya_2004_g_-_16_s_Aktualnyj_zakon

В условиях жесткой конкуренции многие предприятия устанавливают у себя режим коммерческой тайны. Некоторые из них даже используют основание для увольнения, предусмотренное подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашение персональных данных другого работника). Рассмотрим спорные вопросы увольнения по данному основанию и нюансы квалификации поступка работника как «разглашение».

Увольнять по инициативе работодателя стало… модно. С расширением трудовых прав граждан, с повышением уровня правосознания работников изменились и трудовые отношения между работодателем и работником.

Работники все чаще стали требовать от работодателей неукоснительного соблюдения собственных прав, все реже проникаясь проблемами и целями самих работодателей. Работодатели же стали менее щепетильными в вопросах внимания к чаяниям работников, все реже откликаясь на их просьбы. Наиболее выражена такая тенденция в сфере расторжения трудового договора. Раньше работодатели, «поймав» работника на совершении дисциплинарного проступка, были менее строги и категоричны в вопросах обязательности наказания за всякое нарушение дисциплины. Бывало, что за мелкие «прегрешения», особенно если они были совершены впервые, работника и вовсе не наказывали, ограничиваясь устным замечанием без оформления привлечения к дисциплинарной ответственности. В других случаях, например, в случае более серьезного нарушения дисциплины, работнику-нарушителю разрешали уволиться по собственному желанию, а не «по статье», проникаясь проблемами, которые создаст работнику негативная запись в трудовой книжке. Сейчас же работодатели сразу и безоговорочно пользуются своим правом на расторжение трудового договора «по статье», не давая работнику-нарушителю уйти от наказания в виде увольнения.

Увольнение за разглашение коммерческой тайны

Требования закона для увольнения за разглашение тайны

Согласно подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника. Указанное основание для увольнения становится все более «популярным» среди работодателей. Однако многие из увольнений по названному основанию впоследствии признаются судами незаконными. Рассмотрим, почему такое происходит и в чем чаще всего заключаются ошибки работодателей, решивших расстаться с работником, разгласившим какую-либо тайну работодателя. На основе ошибок определимся и с требованиями закона для увольнения по названному основанию, без соблюдения которых увольнение не может быть признано законным.

Нельзя также забывать, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2).

Требование 1: доказать наличие основания для увольнения

Соответствующие разъяснения относительно условий, при которых МОЖЕТ быть осуществлено увольнение по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, были даны еще в п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2.

В случае оспаривания работником увольнения по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что:

  • сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне либо к персональным данным другого работника;
  • эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей;
  • работник обязывался не разглашать такие сведения (например, обязанность не разглашать такую тайну прямо предусмотрена трудовым договором с работником).

При отсутствии хотя бы одного из названных условий прекращение трудового договора по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ не может быть признано законным.

Более того, исходя из смысла подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, конкретные сведения, содержащие коммерческую или иную охраняемую законом тайну, которые работник обязуется не разглашать, должны быть точно и понятно документально зафиксированы, перечислены (например, в трудовом договоре или приложении к нему, письменном обязательстве и т.д.).

Требование 2: доказать соблюдение процедуры и срока наказания в виде увольнения

Увольнение работника за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей является мерой дисциплинарного взыскания (ч. 3 ст. 192 ТК РФ), поэтому при его применении работодателем должна соблюдаться процедура привлечения работника к дисциплинарной ответственности, предусмотренная ст. 193 ТК РФ:

  • у работника необходимо запросить объяснения;
  • на дачу объяснений ему предоставляется полных два рабочих дня;
  • при отказе работника представить объяснения или при их фактическом непредставлении следует составить акт (равно как и в иных случаях, когда работник отказывается от ознакомления с документом, проставления подписи и т.д.).

Исходя из положений ст.ст. 192–193 ТК РФ, а также разъяснений пп. 52–53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2, работодателем в случае увольнения по рассматриваемому основанию также должны соблюдаться установленные законом сроки: увольнение по указанному основанию допускается не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников (ч. 3 ст. 193 ТК РФ). Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки – позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу (ч. 4 ст. 193 ТК РФ).

При наложении взыскания работодатель также должен учитывать тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Требование 3: доказать факт проступка и правильность его квалификации как нарушение дисциплины

В соответствии с требованиями ст.ст. 192–193 ТК РФ работодатель также должен доказать факт проступка (в настоящем случае – факт разглашения сведений).

Требование 4: доказать факт увольнения не в период отпуска или болезни работника (при оспаривании)

Согласно ч. 6 ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Требование 5: доказать соблюдение гарантий особо защищенным законом работникам (при оспаривании)

В соответствии с ч. 1 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Ошибки, приводящие к признанию увольнения за разглашение тайны незаконным

Практика показывает, что в случае признания судом увольнения по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ незаконным работодатели, как правило, допускают ошибки в соблюдении одного (или сразу нескольких) из вышеуказанных требований.

Рассмотрим ошибки на примерах из практики.

Ошибка 1: не доказан факт проступка и правильность его квалификации как разглашение охраняемой законом/работодателем тайны

Очень часто работодатели чрезмерно поспешно воспринимают действия или бездействие работника как нарушение трудовой дисциплины и, не особо вдаваясь в изучение деталей, склонны тут же квалифицировать это как основание для увольнения, в настоящем случае – за разглашение охраняемой законом тайны. Между тем, суды не соглашаются с правильностью таких выводов работодателей, считая их поспешными и зачастую неправильными. Например, копирование на флэш-диск не всегда может быть однозначно трактовано как разглашение сведений, равно как и общение по электронной почте с пересылкой различных файлов. Вынос за пределы предприятия документации также не обязательно сразу должен расцениваться как шпионские действия работника на пользу конкурентов.

Пример из практики 1. Работница, уволенная по инициативе работодателя на основании пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за «однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей с разглашением охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной, иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника», посчитала увольнение незаконным и обратилась в суд с иском о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе. Суд выяснил, что причиной увольнения по названному основанию стало заключение по результатам служебной проверки, которым установлено, что работница допустила в зону ресепшен постороннее лицо и позволила ознакомиться с конфиденциальной информацией, нарушив тем самым Положение «О режиме конфиденциальности информации» работодателя. Суд не согласился с данным выводом служебной проверки. Признавая увольнение незаконным, суд указал, что, ссылаясь в ходе рассмотрения спора по существу на то, что истцом была разглашена охраняемая законом тайна, ответчикне представил суду достаточных доказательств данного факта, в связи с чем увольнение работницы по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является незаконным, и она подлежит восстановлению на работе согласно заявленным в иске требованиям (апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 31.10.2012 по делу № 33-6750/2012).

Вывод: доступ постороннего лица на закрытую территорию работодателя не означает однозначного разглашения охраняемой законом тайны.

Пример из практики 2. Работник обратился в суд с иском к работодателю о признании увольнения по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ незаконным и изменении формулировки основания увольнения. Суд выяснил, что поводом к увольнению послужил установленный и зафиксированный работодателем факт копирования работником информации работодателя. Однако суд счел недоказанным факт разглашения работником охраняемой законом тайны даже при доказанности факта копирования информации. В данном споре суд признал увольнение незаконным и удовлетворил требования работника (апелляционное определение Верховного Суда Республики Татарстан от 29.08.2013 по делу № 33-10267/13).

Вывод: доказанный факт копирования данных, составляющих охраняемую законом тайну, не всегда автоматически доказывает и факт их разглашения.

Ошибка 2: неправильная квалификация поступка как проступка

Иногда работодатель склонен переусердствовать в квалификации обычных действий, выполняемых работником в рамках своей трудовой функции и должностной инструкции, как нарушение дисциплины. То есть работодатель ошибочно относит действие/бездействие к проступку. Это, в свою очередь, приводит к признанию судом (в случае возникновения трудового спора) отсутствия факта самого проступка, за который работодатель имел бы право наказать работника. А раз нет проступка, значит, нет и основания для увольнения как меры дисциплинарного взыскания. Следовательно, увольнение по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является незаконным.

Пример из практики. Ч. обратилась в суд с иском к работодателю о признании ее увольнения незаконным, изменении формулировки основания ее увольнения с подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Суд удовлетворил заявленные исковые требования, посчитав, что у работодателя отсутствовали достаточные основания для прекращения трудовых отношений с истцом по указанному выше основанию.

Так, судом было установлено, что поводом для увольнения истца послужили результаты проверки, проведенной ответчиком по сообщению Департамента экономической безопасности. Согласно материалам данной проверки в результате мониторинга использования служебной электронной почты выявлены многочисленные факты отправки информации, содержащей сведения, отнесенные к банковской тайне, Ч. со служебной электронной почты на внешние электронные адреса, принадлежащие третьим лицам.

Суд установил, что информация, отнесенная к банковской тайне, была направлены на указанные электронные адреса работницей по запросам юридических лиц-клиентов банка, адреса принадлежали уполномоченным на то представителям юридических лиц, действовавшим от имени данных юридических лиц на основании доверенностей, в которых, в частности, было указано на право получения информации как устно от представителей банка, так и по конкретным адресам электронной почты, выявленным при проверке. Жалоб и заявлений от юридических лиц, информация по сделкам которых передавалась истицей их уполномоченным представителям, в связи с приведенными действиями истца не поступало, каких-либо неблагоприятных последствий как для ответчика, так и для указанных юридических лиц, данные действия истца не повлекли, доказательств иного материалы дела не содержат.

При этом, суд в своем решении обратил внимание на то, что согласно положениям подписанного между сторонами обязательства о неразглашении конфиденциальной информации истица была обязана не разглашать конфиденциальную информацию именно третьим лицам, тогда как в данном случае истица предоставила запрошенную информацию уполномоченным лицам клиентов банка. Таким образом, у ответчика отсутствовали достаточные основания для увольнения истицы по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (решение Останкинского районного суда г. Москвы от 15.04.2013; апелляционное определение Московского городского суда от 28.06.2013 № 11-20217/2013).

Вывод: разглашение не третьим лицам, а уполномоченным представителям не образует основания для увольнения по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Ошибка 3: несоблюдение гарантий, установленных законом в отношении особо защищенных категорий работников

В случае невыполнения требования № 5 и допущения расторжения трудового договора по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (данное основание относится к увольнениям по инициативе работодателя) с беременной женщиной (при отсутствии исключительных обстоятельств, перечисленных в ч. 1 ст. 261 ТК РФ) увольнение признается судом незаконным в любом случае, даже если работодателем будут соблюдены все остальные требования и доказан факт разглашения работницей охраняемой законом тайны.

Пример из практики. А. обратилась в суд с иском к ООО о восстановлении на работе, указав, что была уволена по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, в связи с «разглашением коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей». Свое увольнение истица считала незаконным, ссылаясь на то, что на момент увольнения находилась в состоянии беременности, о чем работодателю было известно. Кроме того, в день увольнения истица являлась нетрудоспособной. Суд установил, что истица действительно на момент увольнения была беременна и находилась на больничном. Довод работодателя о том, что он не был официально уведомлен истицей о беременности и со стороны последней, по его мнению, имело место злоупотребление правом, суд отклонил, поскольку положения ТК РФ не предусматривают как обязанность, так и форму предупреждения работником работодателя о наступлении такого состояния. Учитывая срок беременности А. на дату увольнения (17–18 недель), подтвержденный медицинским учреждением, окончившейся рождением двух детей, суд полагал, что работодатель не мог не знать о состоянии беременности работницы. Доказательств того, что истица скрывала беременность, тем самым действовала недобросовестно, материалы дела не содержат. В связи с этим, у суда не имелось оснований полагать, что А. злоупотребляла правом. Суд восстановил истицу на работе (решение Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 22.01.2013; апелляционное определение Ростовского областного суда от 20.05.2013 по делу № 33-6120/2013).

Вывод: увольнение по названной статье невозможно в отношении особо защищенной категории работников.

Ошибка 4: не доказано наличие основания для увольненият

Информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), – это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

В соответствии с п. 9 ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее – ФЗ «О коммерческой тайне») разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, – действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

В случае увольнения работника по рассматриваемому основанию при отсутствии одного из условий, прямо перечисленных в подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (например, при отсутствии у разглашенной информации признаков охраняемой законом тайны, при отсутствии у работодателя фиксации отнесения определенного перечня сведений к коммерческой, служебной или иной тайне и т.д.), можно констатировать невыполнение работодателем требования № 1, то есть недоказанность наличия основания для увольнения. При таких обстоятельствах увольнение по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ не может быть признано законным и обоснованным.

Пример из практики. К. был уволен по подп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ, с чем не согласился, и обратился в суд с иском о признании увольнения незаконным и изменении даты и формулировки увольнения. Суд установил, что причиной увольнения послужил выявленный работодателем факт получения и отправки истцом корреспонденции с использованием служебной электронной почты посторонним лицам внутренних документов компании, содержащих информацию, указанную в положении о коммерческой тайне как не подлежащую разглашению. В процессе рассмотрения настоящего спора судом по ходатайству представителя ответчика была назначена судебная компьютерно-техническая экспертиза, согласно заключению которой установлено, что достоверных признаков отправки писем с адреса &…> на адрес &…> &…> в указанное в этих письмах время либо позже не обнаружено, обнаружены признаки имитации такой отправки. Техническая возможность отправки данных писем в более поздний период существует. Основываясь на данных экспертизы, суд пришел к выводу, что ответчиком не представлено доказательств того, что на момент вынесения приказа об увольнении истца у работодателя имелись основания полагать, что разглашенные сведения, ставшие известными работнику в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей, относились к сведениям, составляющим коммерческую тайну, а также, что данные сведения были разглашены именно К.

Поскольку, по мнению суда, работодателем не доказан факт совершения истцом дисциплинарного проступка, дающий работодателю основания для расторжения трудового договора по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, суд признал увольнение незаконным (решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 21.01.2014; определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.05.2014 № 33-8038/2014).

Вывод: недоказанность, что сведения относились к информации, составляющей коммерческую тайну, и были разглашены непосредственно конкретным работником, не позволяет признать увольнение по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ законным.

При отсутствии вышеуказанных ошибок при увольнении работника по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ увольнение работника является законным.

Что является разглашением тайны, а что – нет?

Следует отметить, что в некоторых случаях у работодателей возникают трудности в квалификации действий работника как разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Предлагаем на нескольких примерах оценить, что и в каких случаях может быть расценено работодателем как разглашение охраняемой законом тайны, за что впоследствии работодатель имеет право уволить работника по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

К разглашению приводит и неправильное хранение конфиденциальных сведений

Практика. Работница обратилась в суд с иском к банку-работодателю о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе. В обоснование иска указала, что увольнение по ппод. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ считает незаконным, поскольку факт разглашения охраняемой законом тайны с ее стороны отсутствует. Проверяя правомерность увольнения истицы, суд установил, что от клиента банка поступила информация о том, что в мусорном контейнере, расположенном рядом с офисом, находится документация, принадлежащая банку. В результате осмотра контейнера и прилегающей территории были обнаружены комплекты документов со штампами и печатями дополнительного офиса банка, содержащие сведения об операциях, счетах и вкладах клиентов банка, их персональные данные, которые являлись банковской тайной, а также конфиденциальными данными клиентов банка. По результатам проведенной банком внутренней проверки установлено, что в указанный день уборщица до начала рабочего дня в ходе исполнения своих трудовых обязанностей ошибочно вынесла в мусорный контейнер коробку с договорами на банковское обслуживание, находящуюся под столом в операционной зоне, служившего рабочим местом истицы, исполняющей обязанности руководителя дополнительного офиса на время нахождения в отпуске руководителя офиса Л. Изучая внутренние регламенты, должностные инструкции, тексты трудовых договоров и обязательств о неразглашении банковской и иной тайны, суд пришел к выводу, что истице было известно о порядке хранения конфиденциальных документов, поскольку остальные коробки с аналогичными документами хранились в закрытом внутреннем помещении операционной зоны дополнительного офиса, куда доступ был ограничен. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что разглашение банковской тайны и конфиденциальных данных клиентов произошло вследствие нарушения истицей возложенных на нее должностных обязанностей, а именно неосуществление контроля: за исполнением работниками требований внутренних инструкций банка, за хранением документов в отдельных помещениях, закрывающихся на ключ, за уничтожением документов, содержащих персональные данные клиентов. На основании изложенных выводов суд отказал истице в удовлетворении иска (решение Гагаринского районного суда города Москвы от 21.11.2013; апелляционное определение Московского городского суда от 04.04.2014 по делу № 33-8411).

Вывод: увольнение по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ правомерно из-за допущения разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну, ставшего возможным вследствие неправильного хранения документов, содержащих конфиденциальную информацию.

Тайной может стать и прайс-лист компании

В соответствии со ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне» коммерческая тайна – режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Исходя из положений статьи, нельзя сделать однозначный вывод о том, что же может быть засекречено работодателем, а что – нет. Ориентиром в данном вопросе может служить ст. 5 ФЗ «О коммерческой тайне» и постановление Правительства РСФСР от 05.12.1991 № 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну», вводящее запрет на засекречивание определенного перечня сведений. Однако ориентир не отвечает в полной мере на поставленный вопрос. Как показывает практика, конфиденциальной информацией (а попросту – коммерческой, то есть охраняемой законом тайной) может стать даже… прайс-лист предприятия.

Практика. В споре об оспаривании увольнения по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ суд установил, что тайну составили сведения о ценах на оборудование. Данная информация была раскрыта в письме, направленном истцом-работником на фирменном бланке и с реквизитами в адрес ООО «***». В ответ на запрос суда ООО «***» сообщило, что в течение 7 лет (!) сотрудниками ООО «***» направлялись запросы о предоставлении ценовой информации на оборудование. Переписка с истцом велась на протяжении указанного периода времени, в коммерческих предложениях (ответах на запросы) истец подписывался как должностное лицо ответчика. При этом ООО «***» также представило письмо истца, послужившее основанием к его увольнению с занимаемой должности, в котором истец сообщает стоимость оборудования производства фирмы, стоимость монтажа и пусконаладочных работ, стоимость доставки оборудования до г. Новосибирска. Доводы истца о том, что указанная информация не является коммерческими сведениями, поскольку находится в свободном доступе и размещена в том числе в сети интернет, суд признал необоснованными, так как они ничем не подтверждаются, поскольку в представленных истцом спецификациях отсутствуют указания на то, что они размещены на официальном сайте в сети интернет, а опубликование каких-либо спецификаций на подобную продукцию другими юридическими лицами правового значения в данном случае не имеет. Доводы истца о том, что информацией, разглашение которой ему вменяется, он владел до заключения с ответчиком трудового договора, для суда также не имели правового значения при разрешении настоящего спора, поскольку, заключив трудовой договор с ответчиком, истец обязался не разглашать сведения, относящиеся к коммерческой тайне Общества, которые стали ему известны в связи с исполнением трудовых обязанностей (решение Пресненского районного суда г. Москвы от 21.10.2013; апелляционное определение Московского городского суда от 18.03.2014 по делу № 33-7855).

Вывод: работодателю законом предоставлены довольно широкие права по засекречиванию собственной информации. В случае отсутствия противоречий с требованиями закона тайной для третьих лиц могут стать даже и очень очевидные сведения.

Разглашением тайны могут стать и снимки в сети интернет

Согласно пп. 1–3 ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ») сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных ч.ч. 3 и 4 этой же статьи. С письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях (ч. 3 ст. 13 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»).

Исчерпывающий перечень случаев, когда допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя перечислен в п. 4 ст. 13 этого же закона. Иных случаев законом не предусмотрено. Однако, как показывает практика, некоторыми медицинскими работниками превратно толкуется понятие врачебной тайны и своя обязанность по ее неразглашению. Суд же соглашается с правильностью выводов работодателя, применяющего в отношении таких работников основание для увольнения, предусмотренное подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Практика. Медсестра была уволена за разглашение служебной тайны, которое выразилось в размещении ею на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» фотографий своего рабочего места – палаты отделения. Однако работница не согласилась с формулировкой основания увольнения, так как считала, что, разместив данные фотографии в сети интернет, не распространяла служебную тайну, поскольку не указывала личные данные пациентов. Более того, размещая фотографии, не предполагала, что ее действия будут иметь такой резонанс, а также возникнут негативные последствия в виде письменных обращений родственников пациентов. Считает, что по изображениям на фотографиях невозможно установить личность пациентов. С учетом уточнений иска просила изменить формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию. Суд изучил все документы, составленные между сторонами и предписывающие хранить врачебную тайну. Кроме того, суд изучил и этический кодекс медицинской сестры России, утвержденный Общероссийской общественной организацией «Ассоциация медицинских сестер России» в 2010 году, которым предусмотрена обязанность медицинской сестры неукоснительно выполнять свои функции по защите конфиденциальной информации о пациентах, в каком бы виде она ни хранилась; а также право медицинской сестры раскрывать конфиденциальную информацию о пациенте какой-либо третьей стороне только с согласия самого пациента. Согласно данному кодексу использование медицинской сестрой фото и видеосъемки возможно только в научных и образовательных целях и только с согласия пациента.

Между тем, истица, находясь на своем рабочем месте, в палате реанимации и интенсивной терапии стационара, произвела фотосъемку палаты и двух находящихся в ней без сознания пациенток, назвав их «Рабочая обстановка», на своей странице в социальной сети «ВКонтакте». На следующий день об указанном сообщила главному врачу больницы одна из интернет-пользователей, являвшаяся дочерью сфотографированной пациентки, узнавшая на фото свою мать. Работодателем была проведена проверка, подтвердившая указанный факт. Размещенные истцом фотографии в сети интернет позволяют безошибочно определить место нахождения пациентов, а также их физическое состояние. Указанные фотографии сделаны истицей в период нахождения на рабочем месте во время непосредственного исполнения своих трудовых обязанностей. Вход посторонним в отделение реанимации и интенсивной терапии запрещен, посещение не является свободным, следовательно, возможность произвести фотографирование палаты у истицы возникла только в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности, связанной с оказанием медицинской помощи пациентам отделения, сотрудником которого она являлась. Истица знала, что изображенные на фотографиях граждане являются пациентами отделения, нуждаются в получении медицинской помощи в связи с особенностями своего физического состояния. Более того, в отделении реанимации и интенсивной терапии находятся пациенты, состояние которых относится к наивысшей степени риска, наиболее нуждающиеся в уходе и интенсивном лечении, заботе со стороны медицинского персонала.

Как указал суд в своем решении, заключая с ответчиком трудовой договор, истица обязалась не разглашать сведения, составляющие врачебную тайну. Судом верно установлено, что сведения о нахождении пациенток, изображенных на фотографиях, размещенных истицей в сети интернет, на лечении в палате реанимации и интенсивной терапии, их физическое состояние безусловно составляют врачебную тайну, ставшую известной истице при исполнении ею непосредственно своих трудовых обязанностей. Более того, снимки произведены в период рабочего времени непосредственно в палате реанимации и интенсивной терапии. Факт распространения сведений подтверждается представленными выдержками из интернета, из газет, а также обращением дочери одной из пациенток, узнавшей свою мать на размещенной истицей фотографии. С учетом указанных представленных в дело доказательств суд пришел к выводу о правомерности увольнения истицы по оспариваемому основанию и в иске об изменении формулировки основания увольнения истице отказал (решение Октябрьского районного суда города Омска от 03.12.2013; апелляционное определение Омского областного суда от 12.02.2014 по делу № 33-649/2014).

Вывод: фото, даже без указания его владельца, размещенное в открытом доступе, также может являться разглашением сведений.

Основание для увольнения образует и разглашение сведений, носящих характер охраняемой законом тайны временно и утрачивающих данный статус через определенное время

Практика. Работник обратился в суд с иском об оспаривании своего увольнения по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за разглашения охраняемой законом тайны. Суд установил, что в ходе расследования факта разглашения охраняемой законом тайны созданной работодателем комиссией был установлен факт разглашения истцом коммерческой или иной тайны путем отправления на внешние электронные адреса (личный электронный ящик истца и личный электронный ящик его супруги) 20.09.2013 в 13 ч. 29 мин. файлов, содержащих информацию о новых страховых продуктах ответчика, не находящихся в открытом доступе. Из объяснений же истца следовало, что вышеуказанный пакет документов действительно был направлен им на внешние электронные адреса электронной почты в связи со служебной необходимостью обеспечения себе возможности презентовать потенциальным партнерам работодателя продуктов и услуг предприятия. Сохранить их на USB-флэш-память для той же цели он не мог, так как USB-входы его рабочего компьютера были неисправны и флэш-накопители сгорали. Также истец не считал пересланные сведения секретными, так как компания все равно обязана публиковать их в открытом доступе. Однако суд в удовлетворении требований о признании незаконным и отмене приказа об увольнении и восстановлении на работе истцу отказал, так как факт разглашения истцом информации, отнесенной законом и действующими у ответчика правилами внутреннего трудового распорядка к коммерческой тайне, подтвержден надлежащими доказательствами. Факт того, что впоследствии пересланные истцом сведения теряли статус коммерческой тайны для разрешения дела уже не имел значения, так как на момент разглашения указанные сведения еще являлись тайной (апелляционное определение Московского городского суда от 28.01.2014 по делу № 33-5570/14).

Вывод: увольнение по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ правомерно и в том случае, если были разглашены сведения, являвшиеся на момент разглашения тайной, даже если потом те же сведения утратили данный статус.

Разглашением может быть признано и предоставление сведений… Президенту РФ

Как уже сказано выше, согласно ч. 1 ст. 13 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, о состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. В соответствии с п. 4 Перечня сведений конфиденциального характера, утвержденного Указом Президента РФ от 06.03.1997 № 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера», врачебная тайна относится к сведениям, связанным с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами.

В силу ч. 2 ст. 13 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

В ч. 4 ст. 13 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» содержится исчерпывающий перечень оснований, по которым допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя. Предоставление сведений даже первому лицу государства в указанный перечень не входит.

Практика. из-за конфликта работника и работодателя работница решила обратиться с письмом к Президенту РФ, рассказав о многочисленных нарушениях, допускаемых на предприятии работодателя – в медицинском учреждении, приложив копии медицинских карт пациентов данного медицинского учреждения. После получения сведений о ее обращении в приемную Президента РФ работодателем была создана комиссия по рассмотрению обстоятельств нарушения положений Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». По результатам рассмотрения приказом работодателя работница была уволена на основании подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с разглашением охраняемой законом тайны.

Подав соответствующий иск в суд, работница указала, что по отношению к пациентам Б.М.А. и Л.В.Н., копии чьих медицинских карт она приложила к своему обращению к Президенту РФ, она не являлась лечащим врачом, поэтому она не может быть субъектом дисциплинарного проступка, предусмотренного подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Кроме того, истица считала, что обязанность по неразглашению врачебной тайны должна быть указана отдельно либо в трудовом договоре, либо в должностной инструкции, чего в документах между ней и работодателем не было.

Суд же со ссылкой на нормативные акты указал, что обязательство о неразглашении врачебной тайны содержится в клятве врача. На момент получения истцом диплома врача действовавшие нормативные акты РФ устанавливали, что факт дачи клятвы врача удостоверяется личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе врача с указанием даты. Как видно из дела, в дипломе, выданном на имя истицы, удостоверен факт дачи ею клятвы врача. Таким образом, получение истицей диплома является фактом доведения до нее как врача обязательств по неразглашению врачебной тайны. Кроме того, судом был установлен факт подделки истицей согласия пациентов на предоставление их данных Президенту РФ. Органом же по контролю за качеством оказания медицинских услуг Президент РФ не является, в связи с чем факт и порядок предоставления ему сведений, составляющих врачебную тайну, не подпадает под требования нормативных актов об обязанности обладателя информации предоставлять такие сведения органам власти.

Таким образом, суд правильно сделал вывод, что истицей были распространены сведения, содержащие врачебную тайну в отношении двух пациентов, без их согласия. С доводом истицы о том, что указанная обязанность действует только в отношении тех пациентов, которых врач непосредственно курирует, суд также не согласился, указав, что переданные ею сведения стали известны ей в связи с исполнением трудовых обязанностей. На основании изложенного суд признал увольнение законным и в иске работнице отказал (решение Советского районного суда г. Орла от 01.10.2013; апелляционное определение Орловского областного суда от 28.11.2013 по делу № 33-2608/2013).

Вывод: не всякому органу власти информация, составляющая охраняемую законом тайну, может быть предоставлена «безнаказанно». В некоторых случаях это признается разглашением тайны и образует основание для увольнения, предусмотренное подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Разглашением является и бездействие в виде отсутствия помех в доступе к личному паролю от компьютера

Как известно, на многих предприятиях имеются не только локальные акты, посвященные охране коммерческой и иной тайны, но и разработанные методики, требования к поведению работников, призванные не допустить утечку информации. Это распространяется и на случаи, когда утечка информации может происходить и без активного участия работника. Например, если работник не блокирует доступ в свой компьютер (а значит, и сеть) в свое отсутствие. Такое поведение, по мнению судов, также может быть расценено как разглашение в виде бездействия, и явиться основанием для увольнения работника по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Практика. Ш. обратившись в суд с иском к работодателю, просила признать незаконным приказ об увольнении за разглашение охраняемой законом тайны и восстановить ее на работе.

Как было установлено судом, поводом для увольнения истицы послужили результаты проверки, которой было установлено нарушение Ш. своих должностных обязанностей, Положения «О режиме конфиденциальности информации в ЗАО «***», Методической инструкции по информационной безопасности, Правил внутреннего трудового распорядка, согласно которым истец была обязана не разглашать (не передавать третьим лицам в каком-либо виде, объеме, форме) и не сообщать сведения, составляющие служебную или коммерческую тайну общества, в том числе пароли доступа в корпоративную информационную сеть и иные программы. При этом, она была обязана, оставляя рабочее место, даже на короткое время, заблокировать доступ к работающему компьютеру путем нажатия клавиш Ctrl-Alt-Del и выбора в меню пункта «Блокировать компьютер». Проверкой было установлено, что в офисе ответчика, где работала истица, под ее учетной записью неустановленным сотрудником была произведена замена СИМ-карты, к которой была привязана банковская карта, гражданину, на которого она не была оформлена, в результате чего с помощью данной СИМ-карты со счета клиента была списана сумма в размере ** руб. Согласно объяснениям Ш. доступ к ее компьютеру имели все сотрудники, работавшие в день произошедшего. Суд, принимая во внимание, что разглашение коммерческой тайны Ш. было осуществлено в форме бездействия, путем допуска третьего лица к компьютеру с осуществленным входом в систему, закончившееся негативными последствиями для клиента работодателя, пришел к выводу об отказе работнице в удовлетворении заявленных исковых требований (решение Таганского районного суда г. Москвы от 03.12.2012; апелляционное определение Московского городского суда от 18.02.2013 № 11-5312/2013).

Вывод: халатное отношение работника к своим обязанностям по охране доступа в свой рабочий компьютер может обернуться правомерным увольнением по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну.

Анализируя представленную в статье практику, обобщая сделанные в ней выводы, можно констатировать следующее:

  1. Работодатель вправе засекретить любые сведения, за исключением законодательно включенных в перечень сведений, которые не могут составлять тайну.
  2. Засекречивание сведений должно быть облечено в официально-документированную форму. Для этого, как правило, требуется принять локальный акт на предприятии, ознакомить с ним всех сотрудников.
  3. Засекреченные сведения должны быть четко и понятно перечислены, а не указаны в неопределенном виде, как, например, «все, что связано с деятельностью предприятия, является коммерческой тайной».
  4. Обязанность работника хранить и не разглашать сведения, составляющие охраняемую законом тайну, должна быть документально зафиксирована. Работник должен не только быть ознакомлен с такой обязанностью, но и подтвердить взятые на себя обязательства своей росписью, например в обязательстве о неразглашении, в трудовом договоре.
  5. Разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, является действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую и иную тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору. Приведенная в статье практика поможет работодателю определиться с правильностью квалификации поступка работника как разглашение охраняемой законом тайны.
  6. При отсутствии ошибок в применении основания для увольнения, предусмотренного подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, увольнение является законным и обоснованным.

Наталия ПластининаКадровик

Онлайн заявка